Комментарии

Нет наркотикам! Чтобы рассвет не превратился в закат…

5 августа

246

0

Эта история случилась в начале прошлого века. Молодой человек, 19 лет, сирота, пристрастился к наркотикам. Возможно, он потопил бы свою жизнь и талант в гибельном омуте. Но однажды, в промозглый вечер, над которым кружились то ли снежинки, то ли кокаиновый порошок, увидел, как в трамвай неторопливо садится… Пушкин. И тогда юноша сказал себе: «Бросай! Не то пропадешь!» Пушкин спас его. Начинающий поэт пошел навстречу своему великому собрату, но не страшной тропой наркотических галлюцинаций, а дорогой творчества. Позднее имя этого талантливого человека узнал мир. Особы царского рода считали за честь встретиться с ним, чтобы услышать неповторимый, задумчиво-мягкий, как осенний вечер, голос. Он нашел в себе силы вернуться из эмиграции на Родину, в Россию, в самые тяжелые для нее дни, в 1943 году. У него появились на свет две потрясающе красивые, необыкновенно талантливые дочери. Звали этого человека Александр Вертинский.
Я вспомнила его исповедальную книгу, переступая порог Областной клинической наркологической больницы. Солнце исходило июльской силой, но мне было холодно. В голове — показания по Курской области: за первый квартал: девочка, 19 лет, — «передоз»; за второй квартал: девочка, 20 лет, — «передоз». Ах, девочки, девочки…


— Помолодела ли за последнее время наркомания? – спрашиваю я главного врача больницы, кандидата медицинских наук Игоря Владиславовича Коломийца.
— Такая тенденция есть. Конечно, нужно учесть и тот факт, что наркоманы не живут долго. Он играет свою роль, когда просчитывается средний возраст употребляющего психоактивные вещества. Но очевидно, что основная цель торговцев смертью — молодежь. Наркодилерам выгодно втягивать в омут людей юных и малоопытных. Во-первых, это обещает им длительный срок потребления наркотиков и, соответственно, их реализации. К тому же у молодых зачастую есть свободные деньги: им не нужно содержать семью, откладывать сбережения. Да и нередко именно поколение XXI века распространяет, знаете, такую псевдокультуру: «Давай повеселимся вместе…» Прошу понять меня правильно: на наркотики человек может «подсесть» в любом возрасте. Но молодые люди под особым прицелом. Молодые наркоманы обычно умирают от передозировки, взрослые — от последствий длительной наркотизации и сопутствующих болезней.
Ах, девочки, девочки… У каждой из вас было хрустально-чистое утро. И только для тебя звенел заливисто первый звонок, и в сердце вздымались тысячи радуг от первой влюбленности, и ты крепко держалась за материнскую руку, переходя дорогу в опасном месте. Но время несется вперед, и старые авторитеты рушатся. Ты ощущаешь в себе особые силы. Ты уверена, что проживешь не так, как родители, в узких берегах обычного существования, а полноводно и ярко… Я вовсе не об одной из погибших! Просто очень хорошо помню себя именно в юности. Да все мы в 19 лет, в общем-то, одинаковые! Только я писала классический дневник, а она оставляла короткие заметки ВКонтакте.
На сегодняшний день 90 процентов наркотиков сбывается через Интернет. Через Всемирную паутину их производители обмениваются «рецептами» смерти. Ежегодно вбрасывается 250-300 новых химических формул синтетических наркотиков.
Ах, девочка, девочка… Шла ты весело своей юной дорогой. Трепетали в предчувствии полета крылышки твоей души. А однажды тот, чье лицо прячется в тени, сказал тебе: «Попробуй…» И ты протянула руку.
— Сегодня производители зелья, чтобы приобщить новых потребителей, стараются нивелировать галлюцинаторный компонент, а добавлять эйфористический, – рассказывает Игорь Владиславович. – То есть человек поначалу ощущает прилив сил. Он не чувствует усталости, у него легкость мысли.
— Это после первого употребления. А потом? Что в организме наркомана попадает под удар?
— Разные виды наркотиков действуют на человека по-разному. Одно общее: страдают, прежде всего, головной мозг, периферическая нервная система, сердце, печень. Сейчас наркотики такие, что зависимость начинается после первого — третьего применения. Ну, нет таких, не существует, когда зависимость возникает после десятого применения. Наркотик подчиняет человека незаметно:попробовал впервые, а на уровне подсознания уже остается: а неплохо бы еще… Но это так кажется вначале, что неплохо. У нас сейчас, к примеру, 40 процентов потребителей, по результатам медосвидетельствования, употребляют синтетические катиноны, или «соли». Уже появилось понятие «солевые наркоманы». Так вот, через 5-6 лет регулярного потребления (два раза в неделю) у них возникает легкая степень умственной отсталости, которая впоследствии только утяжеляется.
— Как меняется личность?
— Происходит медленная деградация. Первой страдает память. Нарушаются связанность и логичность мышления. Решение простейшей арифметической задачи вызывает затруднение. Скудеет словарный запас, исчезают чувство юмора, способность удивляться, восхищаться. Происходит сужение круга интересов.
— А душа?
— Душа… Это, конечно, не совсем из нашей области. Но я бы ответил так. Переступив единожды этот порог, душа становится тревожной, мятущейся в предчувствии своей неизбежной гибели.
И опять я мысленно возвращаюсь к тем, ставшим не матерями, не любимыми, не успешными женщинами — цифрами в ужасной статистической сводке… Не могу не возвращаться! Кто-то безутешно рыдал и бился над гробом. Не мог не рыдать. Когда уходит жизнь, тем более такая молодая, это ранит остающихся под солнцем. Но почему тебе, девочка, не помогли, когда это было еще возможно?!
— Игорь Владиславович, что делать родителям, если они заподозрили, что их ребенок употребляет наркотики?
— Мы в этом году разработали памятку. Раздаем по городским школам, но можем выделить и вашему району. Мамам и папам важно понимать: до консультации со специалистом ничего делать не надо. Родители не обучены парадигме поведения в этой непростой ситуации. Зачастую они принимают в корне неверные, необдуманные решения: закрывают глаза на данную ситуацию или впадают в другую крайность — отбирают деньги у подростка, выгоняют его из дома, чем только усугубляют проблему. Им же, не теряя времени, нужно обратиться в наше учреждение, в подростковый кабинет. Здесь родители получат все необходимые рекомендации от специалистов: нарколога, психолога, психотерапевта. Прежде всего, необходимо разобраться в причинах, заставивших молодого человека искать смысл жизни в «вечном удовольствии». В удовольствии не от того, что ты прочел замечательную книгу, увидел новые места, победил в соревновании или просто сделал доброе дело, а в искусственном веществе, повышающем уровень выработки гормонов счастья и радости. У нас телефон, можно сказать, круглосуточно работает. Наши специалисты готовы в любую минуту оказать необходимую консультативную и психологическую помощь каждому. Для диалога с потребляющим психоактивные вещества важны не только «люди в белых халатах». Здесь нужен человек, пользующийся непререкаемым авторитетом у подростка. Это может быть сосед, увлекающийся спортом, девушка, дядя-бизнесмен, ведущий здоровый образ жизни. У нас разработан и используется определенный алгоритм, как общаться с подростком, который в первый раз употребил наркотик. Подход исключительно персонализированный, работа, в высшей степени, ювелирная. Пока употребление не доставляет подростку или юноше физиологических проблем, он будет настроен на наши слова критически. Он пока, извините, «кайфует». Для него это не является проблемой, нет понимания неизбежности расплаты за легкую, беззаботную, а, главное – безрассудную и безответственную жизнь.
Я рассматриваю буклет. Понятно и емко перечислены страшные вещи: виды наркотических веществ, внешние признаки их употребления, эффекты, которые они вызывают, и последствия. Называется памятка «Просто будь рядом».
— Игорь Владиславович, есть случаи, когда тот, кто был рядом, спас человеческую жизнь?
— Конечно. Мама из Железногорска нашла у 19-летнего сына наркотик. Сразу же привезла парня к нам. Он успел попробовать только раз. Но не только близкие оказывают помощь. Приведу пример. Это случилось около пяти лет назад. В одной из организаций был праздник. Руководитель заметил, что работник для поднятия настроения употребляет какие-то таблетки. Вызвал подчиненного для беседы и выяснил следующее. В компании этому человеку без его ведома дали попробовать наркотик. Растворили в воде таблетку, он выпил «дозу новичка» — полстакана. Легкий эффект испытал. Ему как бы понравилось. В тот вечер всех хотелось любить, танцевать без устали. Молодой человек, ему нет и тридцати. Впоследствии он узнал, что это за таблетки, стал покупать их самостоятельно. На момент беседы с руководителем употреблял их полгода, достаточно регулярно, и без них уже не представлял жизни. Руководитель поступил грамотно. Направил к нам в поликлинику. Побеседовали с доктором. Молодому человеку были назначены курсы лечения и реабилитации. Результат позитивный. В организации подтверждают, что больной забыл это страшное слово — наркотик.
Кстати, у нас при больнице действует «Клуб анонимных наркоманов». Никто не знает их фамилий. Они собираются два раза в неделю, а то и три, если есть дополнительное мероприятие. Делятся проблемами, вместе ищут выход из трудных ситуаций, и, как правило, находят. Потому как ключевое слово здесь – «вместе». Мы знаем, что главное — не оставлять человека с бедой один на один.
До пандемии приводили в наше учреждение учащихся колледжей. Перед ними выступали люди, победившие зависимость, рассказывали о том, какие, без преувеличения, «круги ада» им пришлось пройти. Такие встречи, как правило, на гостей большое впечатление производят.
Наркозависимым оказывают помощь при храмах, монастырях, скитах. В Курской области существует и такая программа духовно-психологической социальной реабилитации. Она рассчитана на людей, имеющих высокий реабилитационный православный потенциал, людей, страждущих и ищущих смысл жизни, имеющих потребность в познании себя и своего предназначения. У таких больных, как правило, неплохие показатели по длительности ремиссии. В то же время, любая, самая длительная и устойчивая ремиссия не снимает этот диагноз. Болезнь может вернуться в любую минуту. Поэтому лучше не пробовать это зелье.
— Когда пишут о наркомании, часто употребляют выражение «Дорога в никуда». Есть ли обратная дорога?
— Безусловно. Но… Чем дольше человек употребляет наркотики, тем меньше шансов на возвращение. Пока стаж потребления небольшой, все можно вернуть.
— Игорь Владиславович, что, на ваш взгляд, можно сделать еще для профилактики наркомании?
— У нас в стране, и наш регион не исключение, в данном направлении проводится значительная работа, и, я считаю, небезуспешно. Но хотелось бы, чтобы было больше социальной рекламы: по телевидению, на радио, на улицах, в транспорте, в интернет-изданиях. Вот вроде бы и дело благое, а частники редко идут навстречу. Равнодушие людей иной раз просто удивляет. Многие думают: у нас нормальная семья, нас наркомания не коснется. Но эта большая коварная беда приходит незаметно и не разделяет людей по полу, возрасту, уровням достатка и интеллекта. Вот мы же собираем пластиковые бутылки для последующей их переработки не потому, что, как черепахи, рассчитываем прожить по 200 лет. Нам просто необходимо оставить планету чистой для потомков. Так и здесь. Мы хотим, чтобы у нас росло здоровое, умное поколение. Давайте работать вместе. Давайте не проходить мимо. Чужой боли не должно быть.
— Будем работать.
Главврач ОБУЗ «ОКНБ» – человек очень занятой. И все-таки в своем плотном графике он сумел выкроить время для встречи с корреспондентом районной газеты. Я уходила, а он уже обратился к экрану компьютера: в онлайн-режиме начался международный интернет-симпозиум по проблемам игровой зависимости. Борьба людей, стоящих по сторонам добра и зла, продолжалась. Но и вы, близкие люди молодых и неопытных, будьте бдительны! Дорогие мальчики и девочки, не ломайте свои крылья!
Ольга Артемова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте так же