Комментарии

«Личность похороненных не представляется возможности установить…»

3 декабря

201

0

Стрела, увенчанная пятиконечной звездой, возвышается над курганом. Захоронение обнесено оградой из неровных деревянных брусьев. Эта фотография 1946 года. В легенде к ней написано: «Братская могила, расположенная в селе Медвенка на гражданском кладбище в 20 метрах от юго-западной окраины. Похоронено 58 солдат, личность похороненных не представляется возможности установить. Могила закреплена за колхозом им. Кирова Медвенского сельсовета Курской области».

Неизвестные солдаты — это не только пропавшие без вести: засыпанные в окопах, сгинувшие в концентрационных лагерях, исчезнувшие без следов в котлах окружений… Неизвестные солдаты — это вот такие, как наши. Они погибли в тесном строю бойцов, но в огненной круговерти люди, за которых они отдали свою жизнь, не смогли узнать, запомнить их имена. Скажу больше: на территории Медвенского района Великая Отечественная война оставила немало могил с солдатами, о которых мы можем сказать только, что все они братья из династии Иванов Бессмертных.
В этом году благодаря содействию старшего помощника военного комиссара района Ирины Танковой мне в руки попал «Формуляр на братскую могилу воинов Советской Армии и партизан». В нем подшиты фотографии всех захоронений военных лет на Медвенской земле и сделано подробное их описание. Листать этот документ истории с равнодушным сердцем, холодными руками нельзя. Высокие прямоугольники неестественно больших могил, еще не осевшие под многолетними ливнями и метелями, — свидетельства самопожертвования и яростной борьбы. В стране, растерзанной, сожженной фашизмом, эти святые места пока не успели, не смогли обрядить в бронзу и камень. Но забота чувствуется. Скромные обелиски обнесены деревянными оградами. Ни на могилах, ни рядом — ни былинки сорной травы. Как следует из легенд, каждое захоронение находится под опекой какого-то колхоза. В книгу вшиты Обязательства председателей содержать могилу в «повседневном хорошем состоянии и обеспечить ее полную охрану». Точно описывается дислокация. И очень часто, как приговор, роковая фраза: «личность похороненных не представляется возможности установить». В братской могиле колхоза им. Ворошилова Спасского сельсовета захоронено 27 сержантов и солдат, из них лишь имена троих известны. Из шести воинов упокоившихся на гражданском кладбище в Плесах, ни об одном нет сведений. В братской могиле колхоза «13 год РККА» Гостомлянского сельсовета — 18 солдат. Все они безымянные. На площади в Гостомле, в тридцати метрах от сельсовета, еще могила. Из 22 человек известны четверо. В саду фельдшерского пункта Тарасовского сельсовета были погребены пять неизвестных защитников Родины. Не установлена личность 27 солдат, похороненных на хуторе Белый Реут. 16 безымянных на гражданском кладбище колхоза «ОГПУ» В-Дубовецкого сельсовета. На усадьбе Панинской МТС — 8, в деревне Кофановка Липовского сельсовета — 15, в селе Любач — 93. Неизвестные — в могиле на хуторе Понизовка Гаховского сельсовета, в деревне Глебовка. На территории колхоза им. Ворошилова Амосовского сельсовета похоронено девять солдат и партизан. Из них названы семеро.
Но не все имена стерла со стелы памяти война. В «Формуляре» имеются фотографии еще двух захоронений, расположенных на территории Медвенского сельсовета. Каждая из них уникальна.


Первая сделана в центре Медвенки. На заднем плане мы видим двухэтажное здание, в котором сегодня располагается поссовет. Два обелиска-близнеца обнесены необыкновенно красивой узорной оградой. Имена тех, кто спит здесь вечным сном, известны. В легенде читаем: «Индивидуальные две могилы, расположенные в сквере Исполкома Райсовета депутатов трудящихся, в 50 метрах западнее здания Райсовета. Похоронено два офицера Советской Армии: майор Кривоносов Никит Ефимович и майор Тарасов Георгий Тарасович. Могила закреплена за Медвенским Исполкомом Райсовета депутатов трудящихся». О Тарасове в музее имени Д.Я. Самоквасова собран богатый материал.
Он был командиром 687 стрелкового полка. И командиром хорошим. При освобождении Спасского его полк продвигался быстрее, чем левобережные подразделения. Решив ускорить наступление, майор приказал командиру первого батальона старшему лейтенанту Герою Советского Союза И.И. Корогодину сделать отвлекающий маневр — показать видимость, что батальон переправляется на верхний берег Реута. Это означало, что фашисты оказываются в полукольце. Приняв маневры наших войск за действительное, оккупанты из села 2-ая Гостомля стали отступать в сторону Любача. Тогда минометчики открыли ураганный огонь и уничтожили всю немецкую пехоту.
11 февраля у ног Тарасова разорвалась тяжелая мина. Его гроб установили в штабе полка. Воины, каждый день глядевшие в пустые глаза смерти, не могли сдержать слез. Особенно сильно плакал адъютант Тарасова, совсем мальчишка, лейтенант Смотчинов. Позднее, в 1944 году, он рассказал в письме жене майора об обстоятельствах его гибели. Ночью солдаты стояли в почетном карауле, а на рассвете похоронили своего командира и пошли в наступление. В Медвенке осталась первая могила, которой предстоит вырасти в величественный мемориал, и фотография майора Тарасова, пробитая осколком.
Нельзя не рассказать и о третьем захоронении. Это широкий обелиск, возле которого чья-то заботливая рука посадила деревце. Могила была расположена на территории деревни Танеевка Медвенского сельсовета на площади колхоза имени Молотова. Похоронены офицеры Никита Шивнюк и капитан Василий Пантелеев. О первом мне неизвестно ничего, да и о втором – очень мало: он летчик-истребитель. Но сквозь пургу времени (очень четко!) вижу у этой скромной могилы краснозвездного сокола. Он еще молод. Его имя еще мало кому известно, но ему предстоит войти в легенды. Это будущий трижды Герой Советского Союза Иван Кожедуб. Василий Пантелеев — его лучший друг. И ему, павшему, старший сержант Кожедуб клянется отомстить.
Я откладываю пожелтевшую газетную статью — и голоса воинов, которые хотят рассказать о себе, стихают. И опять — тяжелое молчание. Из 416 человек, в разные годы перезахороненных в братской могиле в райцентре, одна сотня безымянных. А ведь каждый из них мог бы рассказать о себе не менее удивительную историю. Потому что у всех героев особенные судьбы.
В годы советской власти велась значительная поисковая работа, уточнялись списки погибших, неизвестные солдаты вновь становились известными. Можно ли сегодня, используя электронные ресурсы, попытаться вывести эту работу на новый уровень? Возможно, кто-то хотя бы попытается написать на обелиске новое имя…
Ольга Артемова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте так же