Комментарии

Белая сказка доброты

23 ноября

447

0

Снежок легкий, как лебединый пух, медленно опускается на усталые поля, на паникинский пруд. Борис Федорович Суровцев подходит к берегу. Он большой любитель и знаток природы, певчего мира птиц. Много времени проводит на пруду, соединяясь душой с красотой Божьего мира. Еще недавно по зеркальной глади плавали лебеди. Они прилетают в Паники уже лет двадцать.

— Лебеди с характером, – делится своими наблюдениями Борис Федорович. – На пруду может хозяйничать только одна пара. Вы, наверно, слышали, что лебеди создают пару раз в жизни. Это особенная птица.

Мой собеседник замолкает, задумывается. Вспоминает лебедя, из-за которого мы и встретились. На пруду как обычно поселилась сахарно-белая пара. В срок появились птенцы. Беда подкралась в момент, когда они становились на крыло. Одному лебедю из-за неопытности не удалась посадка. Он повредил крыло и перестал подниматься в воздух. Вся группа тренировалась, а он плавал. Порой вскидывал непослушные крылья, пытался оторваться от воды – не получалось! Отлетав, птицы подплывали к своему больному собрату. И он плыл им навстречу, как маленькая живая ладья. Лебеди не бросали его до последнего.

Шло время. Осень позолотила кроны деревьев. По ночам травы покрывались хрустким инеем. Каждое утро Борис приходил на пруд. Его глаза сразу же находили белые фигурки на темной воде. И сегодня не улетели, кивал он сам себе, и лицо его становилось все мрачнее. А зима шла привычной ледяной поступью. Вот уже закружили в воздухе снежинки. Вот уже пруд начал затягиваться зеркальным панцирем. Лебеди не улетали. Как люди до последнего надеются на чудо у постели попавшего в капкан болезни близкого, так белоснежные птицы отчаянно надеялись: вот сейчас их малыш разбежится, взмахнет крыльями… И они все вместе с шумом поднимутся в воздух и отправятся к спасительному теплу. Но короткие дни гасли, а чуда не происходило. Круг свободной воды неумолимо сужался. Вот его осталось с метр в диаметре. И в нем с яростью обреченного беспрерывно кружил лебедь, не давая полынье замерзнуть. Но птица, даже такая сильная и упорная, не могла тягаться с природой. Пришла ночь, которая поставила ледяную точку в этой неравной борьбе. Пруд застыл полностью. А  лебеди не улетали. Еще три дня смотрели они с берега, как скользит и переваливается на льду калека. За ним наблюдали и другие глаза – человеческие. Борис на чудо не надеялся. Он прикидывал: что дальше? Стая не могла больше задерживаться. Лебеди в последний раз покружили над прудом и растаяли в свинцовом небе. Больной остался на пруду один – очень красивый, неповторимо изящный, абсолютно беспомощный.

— Судьба лебедя была предрешена. Я хорошо знаю, – рассказывает Борис Федорович, – что в это время активизируются лисы, бездомные собаки, куницы. Все слабое становится их добычей. Я понял, если не этой ночью, то следующей лебедь будет съеден.

Птицу нужно было спасать. Но каким образом? Лед еще не окреп. Он с легкостью выдержал бы четвероногого охотника, но не человека. Взвесив возможные последствия, Борис призвал на помощь друзей. Мужчины экипировались спасательными принадлежностями, взяли веревки на самый последний случай и по тонкому льду двинулись к замерзающей птице. Вид странной процессии насторожил лебедя. Жестким клювом, как плоскогубцами, он исщипал своего спасителя. Но дело было сделано. Борис водворил красавца в сарай на своем подворье. Здесь заботливо приготовил ему подстилку из соломы. Поставил таз с водой. В кормушку щедро насыпал пшеницы, ячменя, кукурузы. В общем, по мере сил создал крылатому другу все удобства для жизни.

И тут мужчину подстерегала неприятная неожиданность: птица отказывалась есть. Прошел день, минул второй, истек третий… Еда оставалась нетронутой. Борис попробовал кормить птицу с руки, но получил только новые синяки от ее клюва. Надо было что-то срочно делать. Спасенный от хищников и мороза лебедь грозился умереть от голода.

Борис покопался в Интернете, призвал свой опыт общения с живой природой и решил кардинально изменить подход к делу. Выбросил таз и прямо в сарае врыл в землю ванну. Уже туда насыпал зерна и комбикорма. Лебедь одобрил его усилия. Стал понемногу выбирать корм из воды. Но Борис не остановился на достигнутом. В окрестностях села бьют вошедшие в местные легенды ключи. Они так сильны, что не замерзают даже в самые жестокие морозы. Суровцев извлекал для лебедя со дна водоросли, пытался мыть мотыля.

Ночами птица спала сидя, горестно спрятав голову под крыло. Днем дремала стоя на одной ноге. Свободу ее никто не ограничивал: в светлое время суток двери сарая не закрывались. И вот однажды лебедь вышел на волю. Да! Это был еще тот переполох для всего птичьего двора! Не меньший, чем в бессмертной сказке Андерсена «Гадкий утенок». Правда, на дворе Суровцева крылатыми обитателями владели совсем иные чувства. Куры, утки, даже гуси бросились врассыпную от такой невиданно большой птицы. Лебедь же в изумлении воззрился на сугробы. Спустя несколько дней он уже с удовольствием купался в снегу. Да и страсти на дворе поутихли, но домашних птиц лебедь так и не признал за своих. Он жил, отгороженный от них стеной гордого одиночества. Люди для него тоже оставались чужими, хотя желающих познакомиться с красавцем была масса. Он признавал только своего спасителя.

Вот так и минула эта лебединая зима в Паниках. Все-таки дотянули до весны. Лебедь похудел, но остался жив.

— Когда сошел лед, я его отнес на пруд, – глядит в прошлое Борис Федорович, и его лицо освещает теплая улыбка. – Он разогнался и по воде побежал-побежал…

Несколько дней лебедь упрямо держался того места, где выпустил его друг, словно еще ждал чего-то. А потом понял: все, пора возвращаться в мир птиц.

Был с ним еще один эпизод, о котором нельзя не рассказать. Однажды Борису Федоровичу сообщили: приехали какие-то люди, пытаются поймать лебедя. Сердце у Суровцева упало. Он слишком хорошо знает, как много развелось браконьеров. Есть и такие охотники, что ловят беспомощных птиц и продают в поместья богатых людей вместо живых игрушек. Не задумываясь, Борис бросил все дела и кинулся на пруд. После бурных выяснений оказалось, что в Паники прибыли работники заповедника. Они прослышали о необычной птице и хотели ее отловить. Но лебедь, зимовавший у человека, незнакомцам не дался. Уехали ни с чем. А ведь могли это оказаться браконьеры, просто недобрые люди, которым не то что птицу — человека не жалко. А Суровцев бросился один против всех…

— Осенью к лебедю присоединились еще два. Я следил: каждый из них поднимался в воздух. Потом они улетели. Больше я его не видел, — глаза мужчины становятся далекими.

Он видит не грустный осенний пейзаж, не собеседника. Он видит улетевшую белую птицу.

Я заметила, что Борис Федорович ни разу не сказал про лебедя «мой». Он не дал ему имени. Почему? Мне кажется, проникший в душу природы человек понимает много такого, что скрыто от нас толстыми стенами домов и еще более непреодолимой преградой компьютеров, смартфонов. И потом он с первой минуты знал: с лебедем придется расстаться.

Кстати, не первый раз спасает Суровцев птиц. Еще до этого случая вызволял с друзьями из ледяного плена молодых лебедей. Но те не были серьезно ранены. После того, как люди отогрели их, почистили, они с родителями отправились вечным лебединым маршрутом. Борис Федорович роняет: «Улетели все пять. Я пересчитал». Слово «пересчитал» очень многое говорит об этом человеке. Как и случай с «братом нашим меньшим».

У Суровцева дома купленные добряки лабрадоры, благородный сеттер. Как-то заявилась побираться бездомная дворняжка. Перебитая задняя лапа болталась на кусках кожи. Лохматая черная шерсть свалялась. Суровцев дважды турнул бродяжку от двора. Но животные чуют добрых людей. В третий приход искалеченный кем-то пес вместо того, чтобы поспешно ретироваться, неожиданно сел и посмотрел человеку в глаза. «Такой взгляд!.. – Борис Федорович качает головой. – Я просто не мог его прогнать!» Какой же благодарностью, восторгом переполнено сердце Цыганка! Когда хозяин возвращается домой, он, по существу, трехногий, первым из собак умудряется его встретить.

Мне очень не хочется заканчивать эту статью. Может, она и получит продолжение. Уже расставаясь, между торопливыми словами прощания и взаимных благодарностей Борис Федорович говорит:

— Лебеди рождаются серыми. Все как в той сказке. И серый оттенок сохраняется в молодняке до отлета. Только  весной они возвращаются уже снежно-белыми. Да вы сами, если интересно, можете летом приехать к нам и понаблюдать за птицами.

Обязательно приеду. И лебеди в Паники в следующем году прилетят. Ведь им есть куда и к кому вернуться.

Ольга Артемова.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте так же